Политтехнологи России едут учиться на протестах в Беларуси

какие технологии применяются на протестах в Беларуси Общество

Российские политтехнологи едут в Беларусь, чтобы изучить протесты, которые начались там после выборов президента республики. Им приходится добираться туда тайно, чтобы их не обвинили во вмешательстве во внутренние дела страны, говорят инсайдеры URA.RU. Полученный кейс политтехнологи смогут использовать в том числе на выборах в Госдуму в 2021 году, говорят собеседники агентства.

«Открыто поехать туда никто не может, потому что все хорошо усвоили урок задержанного политтехнолога Виталия Шклярова (работал в штабах экс-президента США Барака Обамы, канцлера Германии Ангелы Меркель и телеведущей Ксении Собчак, 29 июля был задержан в Беларуси по подозрению в мобилизации протестного электората вокруг блогера Сергея Тихановского — прим. ред.). Но кейс в Беларуси — один из интереснейших за последнее время, поэтому посмотреть на него хотя бы для себя отправляются без огласки и только на короткое время», — поделился источник, знакомый с ситуацией.

Мессенджер Telegram на русском. Екатеринбург
Протесты в Беларуси уже называют «телеграмными»
Фото: Анна Майорова © URA.RU

Опрошенные URA.RU политологи из России и Беларуси считают, что выборы в республике и последовавшие за ними протесты действительно можно считать феноменом, но технологии, применяемые и властями, и оппозицией, в целом не новы. «Домохозяйка Светлана Тихановская — пример того, как можно из ничего сделать мощную политическую фигуру. Не сказать, что для этого применялись какие-то новые технологии, но одна инновация все-таки есть — акцент на социальные сети. Пока СМИ транслировали картинки с урожаем, координация процесса полностью ушла в Telegram», — заявил агентству белорусский политолог Александр Класковский.

Вместе с другими коллегами он выделил набор основных политтехнологий, применяемых на протестах в соседней стране:

  • Упор на информационную кампанию в соцсетях

«Соцсети стали голосом революции в Беларуси. Наиболее яркий пример — telegram-канал Nexta Live, который за первые несколько дней протеста собрал два миллиона подписчиков», — пояснил агентству член Общественной палаты РФ, глава Фонда защиты национальных ценностей Александр Малькевич. Но такой интерес к ресурсу спровоцировала сама власть, говорит он: «Заблокировали интернет и забыли, что это одна из важнейших для народа вещей.

Плохо работала вся сеть в стране, но Telegram продолжал функционировать, хоть и с перебоями, поэтому радикально настроенный против Лукашенко Nexta оказался в плюсе».

Через три дня после президентских выборов — 12 августа — интернет в страну вернулся, и упор оппозиции на соцсети стал еще сильнее, продолжает политолог. «Начали появляться мемы, самые разные стикерпаки. Власти через некоторое время стали повторять такие приемы — к примеру, в Telegram появился красивый набор стикеров в поддержку президента», — объяснил он. Именно с помощью развлекательного контента стороны дискредитировали друг друга, добавляет эксперт фонда «Народная дипломатия» Кирилл Аверьянов-Минский.

Александр Лукашенко
Александр Лукашенко стал героем мемов
Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Политолог, директор консервативного центра «НОМОС» Петр Петровский предположил, что на протестах в Беларуси появилась новая технология, которую он назвал «буллинг-майданом». «Оппозиция находит в соцсетях и травит тех, кто голосовал за Лукашенко или не хочет выходить на улицы», — объяснил он URA.RU.

  • Вброс фейков и нагнетание негатива

«Телеграмная революция» проходит совместно с активным нагнетанием негатива в отношении обеих сторон конфликта и вбросом недостоверной информации, продолжает Аверьянов-Минский.

Малькевич же привел в пример новость о белорусских журналистах, которых якобы заменили на российских коллег из-за того, что они выходили на протесты. «Мне вменяли, что это я их курировал. Когда меня спросили, действительно ли из России отправились два самолета с моими „подопечными“, я пошутил, что были и те, кто отправился в Беларусь на БТР. Через пару часов эта новость всерьез расходилась по СМИ и соцсетям», — вспомнил собеседник агентства. Искусственно созданный негатив и спровоцировал уличные протесты, утверждает Петровский.

  • Идейная манипуляция и работа со спин-докторами
Съемки фильма «Блеф». Екатеринбург
Александр Лукашенко утверждал, что поймал в Беларуси более 30 наемников из РФ
Фото: Владимир Жабриков © URA.RU

«Протесты — поле для манипуляций. Лукашенко, например, до выборов арестовывал российских ЧВКшников, а сразу после, когда протесты стали массовыми, заявлял, что Москва — друг, и решил их отпустить. Видимо, в надежде опереться на Россию», — рассказал агентству белорусский политолог Валерий Карбалевич.

Оппозиция в это же время подает протесты как единый народный порыв, но и это манипуляция, дополняет мысль коллеги доцент факультета мировой экономики и политики НИУ ВШЭ Андрей Суздальцев. «На деле протесты — абсолютный бардак. Немногочисленные лидеры недовольных подают это не как проблему, а как сигнал того, что недовольства никто сверху не координирует», — считает он.

«Надо отдать должное: тут обе стороны конфликта развернулись на полную мощность.

Спин-доктора и у провластных сил, и у оппозиционных работают на износ — сейчас мы наблюдаем равновесие сил, каждая сторона ждет оплошности от оппонента.

Задача координатора — раскрутить эту оплошность и донести до масс», — объяснил Малькевич.

В любом случае то, что происходит в Беларуси, может стать хорошей эмпирической базой для российских политтехнологов, утверждает Аверьянов-Минский. Возможно, их заинтересовало рекордное падение лояльности к Лукашенко, полагает он, ведь еще в марте за него выступали большинство граждан. «Думаю, интерес политологов еще и практический — в Беларуси, как и в России, у власти долго были одни и те же люди, проблемы могут проявиться похожие», — подвел итог собеседник URA.RU.

Автор: Диана Козлова

Оцените статью
Точные новости
Добавить комментарий